Новости
Куда исчезает малый бизнес

Куда исчезает малый бизнес

2013-09-13

Одним из сотен ликвидировавших свое дело петербургских предпринимателей стала Марина Федоровская (фамилия по просьбе автора изменена). Печь торты и продавать их через социальную сеть «В контакте» Федоровская начала два года назад, уйдя в декрет. «Когда заказы стали регулярными, зарегистрировала ИП, чтобы платить налоги и спать спокойно, — рассказывает она. — Тогда я платила взнос 9000 руб.». Дело пошло, и сейчас торты для нее пекут еще четыре привлеченных кондитера. Однако в декабре 2012 г. она написала заявление о ликвидации ИП. «Честно говоря, платить 36 000 стало жалко. Если в перспективе мне удастся открыть мини-кондитерскую с пунктом выдачи тортов, тогда зарегистрирую компанию заново как положено, а сейчас просто не вижу в этом смысла», — признается кондитер.

 Действительно, в последний год мы ликвидируем почти вдвое больше ИП, чем регистрируем новых, констатирует Анна Коняева, директор Центра правового обслуживания. Главная причина — увеличение вдвое страховых взносов для ИП с 2013 г.

 В 2010 г. эта сумма была 4500 руб., в 2011 г. увеличилась вдвое и стала 9000 руб., двукратное увеличение было и в 2012 г., именно тогда, по словам Коняевой, процесс ликвидации ИП активизировался, с января 2013 г.  страховой взнос  для ИП составляет 35 664 руб. в год. И хотя с 2014 г. принцип расчета страховых взносов вновь изменится, многие уже ушли в тень, констатирует Коняева.

 Достигли пика

 Первый формальный «симптом болезни» сектора индивидуального предпринимательства в России проявился еще в первом полугодии 2011 г. Тогда число прекративших деятельность превысило число вновь зарегистрированных ИП, рассказывает Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП). Пик ухода российских ИП с легального рынка пришелся на декабрь 2012 — январь 2013 г. Начиная с 2006 г. и вплоть до конца 2012 г. количество ИП, по данным НИСИПП, увеличилось на 1 млн. Буев объясняет это благоприятной экономической конъюнктурой второй половины 2000-х, которая побуждала людей открывать  малый бизнес  в форме ИП.

Тенденция всех шести месяцев этого года — превышение числа ушедших с рынка (закрывшихся совсем или спрятавшихся в тени) над вновь пришедшими на рынок. В Москве, кстати, эта тенденция не такая явная, как в целом по России. По итогам 2012 г. был даже общий рост числа московских ИП (превышение вновь зарегистрированных над сдавшими свидетельства) — резкое превышение числа сдавших свидетельства в декабре над вновь зарегистрированными не ухудшило общую полугодовую динамику. А помесячное количественное сокращение сектора московских ИП к маю-июню приостановилось (число вновь зарегистрированных ИП и сдавших свидетельства практически сравнялось, так сказать, нулевой баланс).

Уходят в тень

Удвоение страховых взносов бьет прежде всего по предпринимателям в регионах, убежден Юрий Савелов, член президиума «Опоры России»: «Многие из них в год зарабатывают 100 000 руб. или немногим более. Они предпочли написать заявление, ликвидировать ИП и просто уйти в тень». Поскольку у столичных предпринимателей обороты выше, то и 36 000 руб. страхового взноса — сумма для них не столько критичная, поэтому и отток ИП в Москве ниже, чем по России.

Государство уже не один год декларирует помощь малому бизнесу, выдает субсидии и гранты, но эта помощь, по словам Савелова, носит формальный характер.

«Для микробизнеса, которым человек зарабатывает 100 000-200 000 руб. в год, эта сумма ощутима. По тем, кто приходит писать заявления о ликвидации своего ИП, мы видим, что это прежде всего люди, у которых бизнес не пошел, они не готовы просто так платить 36 000 руб. в надежде, что дело еще наладится», — делает вывод Коняева.

В Москве количество ИП за первое полугодие действительно сократилось всего на 4000, а количество ежемесячно ликвидируемых ИП примерно сопоставимо с вновь регистрируемыми, приводят данные в НИСИПП.

«На самом деле стабильно зарабатывающих ИП (особенно в столицах) эта тенденция к ликвидации практически не коснулась, — полагает Коняева. — Их сумма годового взноса не смущает». Не очень отразилась на количестве ИП, по оценке эксперта, и борьба московского правительства с нестационарной торговлей. «Те, кто привык зарабатывать предпринимательской деятельностью, не бросит дело из-за сноса палатки, а найдет другие пути. Многие открыли торговые павильоны внутри магазинов и торговых центров. Ликвидируются прежде всего те, кто просто не тянет бизнес», — утверждает Коняева.

«Традиционно в структуре сектора ИП — и не только в России — торговля занимает лидирующие позиции», — комментирует Буев. Действия регулятора в этой сфере только ускорили исход ИП с легального рынка. К таким действиям Буев относит внедрение закона о розничных рынках, повлекшее за собой закрытие многих рынков по всей стране. А также введение ограничений на продажу спиртных напитков (в том числе пива), включая прямой запрет на реализацию в нестационарных торговых объектах.

Чего они боятся

«Я потратил около 40 000 руб., чтобы ликвидировать ИП и открыть ООО, — рассказывает Тимофей Ширяев, оказывающий услуги по бухгалтерскому сопровождению и аудиту. — Для меня предпринимательство не основной вид деятельности и содержать ИП слишком дорого».

«В 2009 г., когда мы с супругой открывали свое турагентство, рассматривали обе формы собственности, и ИП, и ООО, но предпочли открыть ООО. Да, ИП не нужно иметь юридический адрес, но на этом все его плюсы заканчиваются, — считает Кирилл Штурман. — Для нас основным критерием выбора в пользу ООО было то, что его учредитель несет ответственность только уставным капиталом, а не всем своим имуществом, как ИП».

Часть предпринимателей, ликвидирующих ИП, просто решили поменять форму собственности на ООО. С такими предпринимателями в своей практике Коняева сталкивается регулярно: «Многие предприниматели набрались опыта и поняли, что хотят снизить риски. Боятся, что в случае неудачи приставы могут прийти к ним домой описывать имущество, поэтому предпочитают ООО».

Но владельцам ООО придется платить совсем иные штрафы, если в их деятельности будут найдены нарушения. ИП платит штрафы как частное лицо, ООО — как юридическое. «Бизнес в этих сферах подвергается многочисленным административным проверкам, и в случае нарушений штраф ООО исчисляется сотнями тысяч рублей», — замечает Коняева.

Останутся неформалами

Савелов говорит, что об активной перерегистрации ИП в ООО он не слышал. И считает, что предпринимателю, чей годовой оборот не превышает 2 млн руб., форма ИП в любом случае выгоднее.

Тенденция ликвидации ИП сохранится, прогнозирует Савелов, если со стороны правительства не будут приняты меры, стимулирующие регистрацию предпринимателей. Вполне возможно, что часть ликвидируемых сейчас ИП была создана в посткризисные годы, когда через службы занятости было довольно легко получить субсидию на открытие собственного дела, рассуждает Савелов. Но дело у тех предпринимателей так и не пошло.

Регуляторные решения уже сыграли свою печальную роль, резюмирует Буев: «Даже неполный возврат к прошлогоднему статус-кво по ставкам фиксированных социальных взносов стабилизирует нынешнюю ситуацию, но не улучшит ее. Если налоговое и административное регулирование в этом и следующем году не будет негативным для ИП, сектор должен в этой части стабилизироваться. И влиять на ситуацию будут уже чисто экономические факторы (платежеспособный спрос). В условиях снижения спроса (а он, на мой взгляд, снизится) продолжится стагнация легального сектора ИП, увеличение его доли в неформальной экономике».

 

 


 

 

 

 

Римма Авшалумова, "Ведомости"