Новости
Культура разобщения

Культура разобщения

2013-09-04

Немногим более года назад был создан институт бизнес-омбудсмена. Владимир Путин поставил тогда перед нами главную задачу — добиться, чтобы хозяйственные споры решались исключительно в гражданско-правовом поле. По сути, президент обозначил новый приоритет государственной политики во взаимоотношениях власти и бизнеса. За год работы с обращениями предпринимателей нам стало ясно, что одна из основных проблем, которая перед нами стоит и которую необходимо решать в первую очередь, — это совершенствование корпоративного права и создание авторитетного третейского суда.

Мы столкнулись с парадоксальной ситуацией. Очень часто необоснованные уголовные преследования предпринимателей инициированы их же «коллегами по цеху»: контрагентами, кредиторами, конкурентами, бывшими партнерами по бизнесу. Это вызвано как общим низким уровнем правовой культуры в стране, так и тем, что предприниматели не особо доверяют гражданскому судопроизводству в России. Многие стараются разрешать хозяйственные споры с помощью правоохранительных органов. Так им кажется проще и надежней. Те же, кто все-таки решает свои проблемы в судах, предпочитают делать это за границей: в Англии, Швеции, Германии и т.д. Бизнесмены большее доверяют зарубежной судебной системе, где более ясные и четкие законы в области корпоративного права.

Трудно в это поверить, но ко мне, к уполномоченному по защите прав предпринимателей, не раз обращались с просьбой способствовать в возбуждении уголовных дел. На два обращения о незаконно возбужденном уголовном деле приходится одна жалоба на невозбуждение уголовного дела. Начинаем разбираться и понимаем, что речь идет о корпоративном споре в чистом виде. Естественно, мы отказываем в просьбе поспособствовать возбуждению уголовного дела и предлагаем сторонам процедуру медиации.

Решение хозяйственных споров исключительно в гражданско-правовом поле — это прежде всего вопрос моральных и этических самоограничений нашего бизнеса. Можно сказать, культуры его воспитания. Времена меняются, и российский бизнес должен соответствовать новым вызовам. Тем более что эти процессы прежде всего в его интересах. Конечно, при этом государство должно гарантировать нашим предпринимателям, что их претензии в гражданско-правовом поле будут разобраны быстро, профессионально, объективно и независимо.

Что для этого необходимо предпринять?

Очень серьезной проблемой являются вопросы преюдиции. Часто сталкиваюсь со случаями, когда суды общей юрисдикции игнорируют уже вынесенные решения арбитражных судов. Этот вопрос мы намерены решать в тесном контакте с судейским сообществом России. Надеемся, что здесь нам поможет предстоящее объединение Верховного суда и Высшего арбитражного суда.

Также мы прорабатываем возможность введения в арбитражный процесс присяжных заседателей. Это сложно реализуемая задача, но она уже нашла принципиальную поддержку председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова.

Однако надо понимать, что государственный арбитраж никогда полностью и полноценно не заменит третейского арбитража. Просто в силу того, что один и тот же судья не может быть одинаково компетентен во всех отраслях права. Поэтому полностью решить проблему может только создание эффективного профессионального третейского арбитража в России.

Во всем мире именно третейские суды — это узаконенная альтернатива государственной судебной системе. Исторически именно они разбирают споры, возникающие в ходе ведения хозяйственной, предпринимательской деятельности. В дореволюционной России это были так называемые коммерческие суды.

Главная претензия предпринимателей к судьям — незнание последними практической стороны конкретного бизнеса, нюансов дела, которое они разбирают. А третейские судьи — полностью «в теме», они сами — из бизнеса. Имеющие юридическое образование, они на своем опыте знают все отраслевые особенности: в земельных отношениях, в авторском праве, в строительстве и т.д. В результате третейский судья выносит решения быстро и квалифицированно. Активное использование третейского арбитража сокращает сроки разрешения споров, делает процесс более прозрачным, позволяет эффективней применять законодательство внесудебных институтов.

Сейчас мы ведем переговоры с ведущими бизнес-ассоциациями страны о создании мощного независимого третейского суда. Мы рассчитываем, что он станет авторитетной инстанцией для решения хозяйственных споров и тем самым априори снизит число обращений в правоохранительные органы. Конечно же, опыт работы третейского суда Торгово-промышленной палаты России и комиссии по предпринимательской этике Российского союза промышленников и предпринимателей будет при этом востребован. Не исключаю, что именно на их основе и будет создана новая площадка.

В развитых экономиках от 40 до 70% споров коммерческих субъектов решаются в третейских судах. В России этот показатель ничтожен и составляет менее 1%. Наша задача — кардинально изменить эту пропорцию. Решение хозяйственных споров в уголовном поле должно стать исключением из правил.