Новости
Первое российское котокафе набирает популярность

Первое российское котокафе набирает популярность

2013-08-30

История «Республики кошек» коренится в давней дружбе ветеринара Анны Кондратьевой и знаменитых эрмитажных котов. Еще в студенческие годы Кондратьева как волонтер помогала их лечить. А в 2003 г. вместе с мужем открыла собственную ветеринарную клинику «Элвет» и стала уже официальным ветеринаром котов, живущих в подвалах Эрмитажа. Так что большинство жителей «Республики» — выходцы оттуда, а другие — яркие красавцы, представители разных пород, принесенные хозяевами на усыпление в клиники «Элвет». Сейчас в «Республике» 20 кошек.

Музейные истоки

Хотя формально все началось с создания в 2008 г. «Музея кошки» во Всеволожске. «У каждого врача со временем собирается коллекция подарков от пациентов. Мы решили собрать все подарки и открыть музей. У нас пустовал второй этаж над клиникой, — рассказывает Кондратьева. — Оказалось, больше всего подарков связано с кошками».

Музей решили сделать тематическим. Обратились к художникам, дали объявление в местной газете и совместными усилиями собрали экспозицию про кошек от Египта до наших дней. Свои произведения музею подарили «Митьки», а логотип разработал в подарок художник Владимир Румянцев, автор серии картин «Петербургские коты». В музее поселились и два котика, здесь проводили бесплатные мастер-классы для детей, рассказывали о признаках здоровья и болезни домашних животных. Но в музее Кондратьевой не хватало какой-то интерактивности.

«В музей чаще всего приходят дети и пенсионеры, а мне хотелось создать такую площадку для общения, где собиралась бы молодежь. Такую даже отчасти хипстерскую», — улыбается Кондратьева. Так появилась идея «Республики кошек».

По формату российское котокафе отличается от знаменитых японских заведений: санэпиднадзор не позволяет «Республике» завести собственную кухню. Кондратьева же определяет формат «Республики» как симбиоз традиционного котокафе и дома, где живут кошки, считает, что главная функция «Республики» — социальная. В клинику регулярно подбрасывают животных и нередко приносят на усыпление тех, кого усыпить у ветеринаров рука не поднимается. «Мы поняли, что нужна какая-то альтернатива приюту. Брать из приюта животных многие боятся. А за два года работы Республики” мы смогли пристроить в 12 раз больше животных», — рассказывает Кондратьева.

Очередь за визой

В создание «Республики» Кондратьева вложила около 1 млн руб., заработанных ветеринарией. Столько же примерно инвестировала еще спустя год, когда «Республика» вдвое увеличила площадь.

В «Республике» несколько зон. Одна — по сути, обычная кофейня, разве что с оригинальным меню. В «мурчайной» можно выпить чашечку коттучино, америкато и съесть кискейк, посидеть в интернете, выбрать сувениры, посмотреть выставку картин. В этой зоне из кошачьих можно познакомиться лишь с котом Шредингера.

Зона «республиканцев» — по сути, уже антикафе. Чтобы попасть в него, необходимо приобрести въездную визу (200 руб. за час визита в будни и 300 руб. в выходные), внести в визу свои данные (возраст, рост и вес в котах), вымыть руки, надеть бахилы и, три раза сказав «мяу», зайти в старинный перемещательный шкаф.

Чай, кофе и сладости в этой половине уже бесплатные. Поначалу от количества кошачьих физиономий, выглядывающих из домиков и разноуровневых мягких лежанок, теряешься. Вот шикарный белый котище — президент «Республики» Валлен Делламот — наблюдает за установкой новой поилки. В домике затаился мини-прайд представителей лысых пород. Кто-то с любопытством подходит знакомиться, кто-то лениво дремлет, свесив лапу с полки под потолком.

«Мы консультировались с СЭС, и нам подсказали, как правильно форматировать пространство, чтобы не было проблем», — поясняет принцип зонирования Кондратьева. «Я сразу понимала, что проект некоммерческий. На точку безубыточности мы вышли только весной этого года», — продолжает она. И это при том, что многие наиболее затратные статьи взяли на себя партнеры: бесплатно предоставляют корм, наполнители для туалетов, кошачьи домики и даже кошачьи гаджеты. Не учитывает как статью расходов Кондратьева и ветеринарные услуги, которые оказывают «республиканцам» ее клиники. Раз в неделю приходит ветеринар, а перед переездом в «Республику» каждый кот проходит трехмесячную реабилитацию. Минимальный набор медицинских услуг обходится «Элвету» в 10 000 руб.

Людей и кошек поровну

На кошачью территорию гостей запускают группами по 20 человек. Первые посетители «Республики» недоумевали, почему им предлагают заплатить за общение с кошками. Некоторые уходили, возмущаясь: дескать, кошек они бесплатно могут погладить дома. Но довольно быстро формат антикафе прижился. «Окупаться думали на входных билетах, но я даже не предполагала, что есть потолок посещаемости. Нельзя запускать в зал больше людей, чем на данный момент там животных», — рассказывает Кондратьева.

Поначалу в «Республике» жило всего пять котиков. В день котокафе принимало не больше 30 человек. Сегодня в день бывает около 120 визитеров. Кошки приносят «Республике» примерно треть выручки, и это, по словам Кондратьевой, потолок. Увеличивать число «республиканцев» больше не будут. Еще по трети в общий оборот вносят кофейня и сувенирный магазинчик. Именно за счет этих направлений есть шанс увеличить выручку, полагает Кондратьева. И действительно, уйти из «Республики», не купив магнитик или печенье в форме котика, просто невозможно.

Развиваться дальше Кондратьева планирует за счет создания сети. Уже в скором времени на Фонтанке появится новая «Республика кошек». Но ее формат будет иным. Это будет секретная территория, куда попасть можно будет, только зная пароль. Есть в планах и зарубежная экспансия: муниципалитет Хельсинки готов выделить помещение на льготных условиях.

Талисман и мотиватор

Конечно, коты в ресторанах появились задолго до придуманных японцами котокафе. В пивном ресторане «Будвар» на Котельнической набережной коты живут с самого открытия в 1993 г.: завелись случайно — от подаренной гостями кошечки по имени Варежка. Сейчас в «Будваре» живет уже четвертое поколение котов. В какой-то период администрация решила котов из ресторана выселить — и не смогла: посыпались жалобы возмущенных посетителей. «Мы чуть не лишились части постоянных гостей. Многие говорили, что, пока мы не вернем котиков, ходить к нам больше не будут. Нередко и сейчас гости, бронируя столик, спрашивают, на месте ли коты», — рассказывает гендиректор «Будвара» Татьяна Голубович. Сейчас в ресторане живут три британца — Иржик, Ярик и Вахмурка. От их имени ведутся страницы в социальных сетях.

Шикарный черный британец, щурясь ярко-оранжевыми глазами, встречает гостей в семейном кафе «Солод» неподалеку от ВДНХ, пока два его собрата отдыхают в соседнем зале. «Не могу сказать, что коты — это плюс или минус для нашего бизнеса, но половина гостей к нам приходят именно потому, что знают про котиков, — говорит управляющий Солода” Павел Ванюшин. — Один-два раза в год случаются недовольные посетители, тогда мы просто убираем котов в администрацию. Собственно, именно там они и живут». Правда, сейчас уже в «Солоде» задумали выделить под котов отдельный зал — по принципу зон для курящих и некурящих. Недавно одна посетительница написала жалобу в санэпиднадзор, и теперь Ванюшиным предстоит заплатить штраф. Но отказываться от котиков они не хотят.

Встретить котов можно еще и в московских «Деде Пихто» и «Мариванне». Все владельцы заведений говорят, что часть постоянных посетителей ходят к ним именно «на котов».

Кошачьи перспективы

Бизнесом это назвать сложно, считает Динара Валиуллина, создательница антикафе «Кот по соседству» в Казани. Свой проект она решила открыть, прочитав про котокафе в Японии и побывав в петербургской «Республике кошек». Поначалу «Кот по соседству» повторял японский формат: кошки свободно разгуливали всюду, но сейчас антикафе Валиуллиной тоже будет зонировано. В создание проекта она инвестировала 200 000 руб. Тариф в ее антикафе поминутный: 1,5 руб. за минуту времени. «Для людей это новшество, — рассказывает владелица. — Но к нам приходят даже те, кто говорит, что платить за общение с котами не собирается».

Анна Кондратьева конкуренции не боится, наоборот, будет рада, если котокафе будет много и в Петербурге, и в других городах. Она еженедельно получает письма от тех, кто хотел бы открыть подобное кафе, но говорит, что пока знает только о проектах в Казани и Саратове. В «Республику кошек» приезжал и Юрий Куклачев. «У него была мысль открыть такое кафе в Москве. Ему у нас понравилось. Но пока он от идеи отказался. Считает, что наши люди до такого общения с кошками не доросли», — добавляет Кондратьева.

«Животные в ресторане — это, безусловно, фишка, которая выделяет заведение. Кроме котов в московских ресторанах появляются и другие животные, к примеру лошадь и коза в Шинке”, барашек в Хачапури”. Животные создают домашнюю атмосферу, однако могут доставить немало хлопот с санэпиднадзором», — считает Сергей Миронов, руководитель агентства «Рестконсалт». Тема котов сейчас очень популярна в интернете, и появление котокафе вызывает резонанс. Но содержать животных в кафе затратно и коммерческие перспективы у подобных заведений в России сомнительные, полагает Миронов.

Хотя в мегаполисе котокафе открыть проще, свою нишу такой формат найдет и в других городах, убеждена владелица саратовского кафе «Мурр-градъ» Анастасия Сенотова. Котокафе она открыла в марте и считает, что коммерческие перспективы у ее проекта есть. Главное — проявить находчивость и ориентироваться на посетителей.

«Пока формат антикафе не всем понятен. Случается, посетители говорят, что не хотят платить за общение с кошками, которых полно на улицах. Вот только вряд ли они разрешат своим детям общаться с уличными кошками», — рассуждает Сенотова. В «Мурр-граде» живет семь котов и хранитель ключа котопес — золотистый ретривер Амрита Ирбисовна.

«Поначалу я думала, что одних кошек достаточно, чтобы выжить, — говорит Сенотова. — Но на самом деле кошки — просто изюминка Мурр-града”. Чтобы быть прибыльными, нужно расширять формат». Саратовское котокафе стало творческой мастерской и клубом по интересам. Здесь проходят мастер-классы, выставки, музыкальные вечера, дни рождения, чайные церемонии и уроки рисования с котами. Удалось Сенотовой договориться о сотрудничестве в летнее время с турфирмами, которые организуют экскурсии для туристов с теплоходов.

Римма Авшалумова, "Ведомости"