Новости
Новое поколение выбирает кресло

Новое поколение выбирает кресло

2013-08-07

Результаты весенних социологических опросов школьников блестяще подтвердились на вступительных экзаменах в вузы: подавляющее большинство абитуриентов штурмовали университеты и факультеты управленческого профиля. Молодежь рвется в начальники, невзирая на подмоченную репутацию некоторых вузов и заоблачные расценки платных отделений.

Минобрнауки эту тенденцию учитывает и, сократив бюджетные места для будущих экономистов и менеджеров на 20%, увеличило набор на инженерные и естественнонаучные направления на 5%. Не помогло.

Если ректор знаменитого МГТУ имени Баумана Анатолий Александров ныне радуется конкурсу в 3,5 человека на место (а ведь на некоторые специальности бывал и недобор), то в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) конкурс на порядок выше — 35 человек на место. Хотя в прошлом году по итогам ведомственного мониторинга этот вуз был признан «неэффективным» и ему сократили бюджетный набор по социологии в 7,5 раза, по экономике — в 5 раз.

Но здесь немедленно подпрыгнуло число студентов-платников — на 15% в сравнении с прошлым годом. Цены немаленькие: за один первый семестр нужно выложить по 2 тысячи долларов на факультетах философии и психологии, 2,5 тысячи за политологию и более 3 тысяч за юриспруденцию с государственно-правовым профилем.

Руководство других вузов тоже без стеснения зарабатывает на стремлении молодежи получить в будущем начальственный хлеб с маслом: например, в РЭУ имени Плеханова специальности «товарный менеджмент», «логистика в торговле» и т. д. можно получить за 180 тысяч рублей в год, а ведущий поближе к высоким кабинетам «маркетинг, финансы и кредит» — уже за 275 тысяч. Впрочем, проректор Леонид Брагин говорит, что в последнее время наметился всплеск интереса к таким прикладным специальностям, как «туризм и гостиничное дело», что уже неплохо, хотя тоже далеко от реального производства.

В Финансовом университете при правительстве РФ за «международные финансы» требуют уже 320 тысяч рублей, а за «прикладную информатику» почти вдвое меньше — 180 тысяч. А в ВШЭ самый престижный факультет экономики оценивается аж в 480 тысяч рублей. Впрочем, спрос на любое высшее образование в «Вышке» растет из года в год — этот вуз уже завоевал репутацию, и в нынешнем году при сохранении числа бюджетных мест здесь резко вырастет число платных студентов — примерно в полтора раза.

Похожая картина в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте (РАНХиГС): прирост платных студентов составил 40%. Хотя здесь причина, возможно, кроется в названии вуза: сразу понятно, кого здесь готовят и куда. Недаром здесь и цены еще выше, чем в «Вышке».

Впрочем, чему здесь удивляться, если даже по официальным данным ныне в России самые большие зарплаты не у инженеров-конструкторов и технологов, не у изобретателей и строителей, а у чиновников. По данным Росстата, в прошлом, 2012 году зарплата сотрудников центральных аппаратов федеральных ведомств в среднем составляла 72 100 руб-лей, а средняя по стране — 26 000 рублей. В проект федерального бюджета на 2014-2016 годы заложено еще 135 млрд рублей на повышение зарплат федеральных государственных служащих. К 2018-му зарплата госслужащих увеличится в 2,6 раза, заявила первый замминистра финансов России Татьяна Нестеренко.

Тем временем даже в ведущих ракетно-космических фирмах страны выпускнику «Бауманки» могут в лучшем случае предложить 30-35 тысяч рублей в месяц и очень туманную перспективу творческого и материального роста лет через пять-десять, не раньше. «Потому и спутники у нас сегодня падают», — говорит ректор Анатолий Александров.

Средний возраст сотрудника Роскосмоса составляет ныне 46 лет, причем имеет место разрыв поколений: это либо люди 20 лет с небольшим, либо им за 70, и именно они сегодня составляют костяк федерального агентства. А спутники перестанут падать тогда, когда в Роскосмосе будут трудиться 30-50-летние специалисты.

И это беда не только высшего инженерного образования, которое в России еще можно получить, но уже гораздо труднее применить на практике. В стране практически отсутствует среднее профессионально-техническое образование, которое при нынешнем сырьевом перекосе экономики в большинстве отраслей оказалось ненужным. Можно похвастаться лишь начальным трудовым обучением, которое создают у нас зарубежные концерны для обеспечения рабочей силой отверточной сборки. Одно такое училище с недавнего времени действует в Калуге, готовит кадры для конвейеров Citroen, Volkswagen, Skoda. Первый этап обучения — теоретический, на втором — работа с крепежом. Далее экзамен: надо закрутить 320 винтов за 14 минут. На память приходит фильм Чарли Чаплина, где очумевший от конвейера герой после работы крутит вместо гаек все, что попадет под руку.

Александр Проценко, "Труд"